Цицерон

Известный писатель, политик и юрист Древнего Рима Марк Туллий Цицерон родился в 106 году до н.э. в городке Арпинум на юге Лация. Его мать Гельвия осталась в истории как «женщина хорошего происхождения и безупречной жизни». Его отец, Марк Туллий, принадлежащий к сословию всадников, был не особо знатным человеком, однако имел хорошую репутацию и достаточное состояние, чтобы дать своим сыновьям прекрасное образование для политической карьеры.

Поэтому в 91 году до н.э. семья Цицерона переехала в Рим, и Марк Туллий, которому к этому времени было около 15 лет, начал изучать риторику и юриспруденцию. Его учителями стали виднейшие риторы, ораторы и политики того времени, такие как Элий Стилон, Муций Сцевола Авгур, Муций Сцевола Понтифик, Марк Антоний Оратор и Луций Красс. Помимо этого, Цицерон изучал философию и диалектику; в этих дисциплинах его наставниками были Федр Афинский, Диодор и Филон. По-видимому, юный Цицерон уже тогда обладал незаурядными амбициями, во всяком случае когда кто-то посмеивался над его провинциальным происхождением или неблагозвучным именем он отвечал, что сделает своё имя известнее многих других.
Во время Союзнической войны 91-88 годов до н.э. молодой Цицерон, едва надевший взрослую тогу, непродолжительное время служил в армии Луция Корнелия Суллы, однако затем вновь занялся своим образованием и вскоре начал выступать в суде. Вероятно, этот выбор был сделан из-за наступающей смуты и гражданского насилия, но так или иначе Цицерон ещё не раз по ходу жизни умывал руки там, где многие их грели. К примеру его будущие оппоненты Помпей и Красс не только воевали за Суллу, но и смогли монетизировать плоды своих побед.
В 81 году до н.э. Марк Туллий получил известность, защищая некоего Публия Квинкция, а годом спустя закрепил свой успех представляя интересы Росция из Америи. В этих процессах Цицерон показал себя как блестящим оратором и образованным юристом, так и амбициозным политиком. На фоне сулланских репрессий и проскрипций это было смелым, но вместе с тем и опасным шагом, поэтому вскоре Цицерон покинул Рим и отправился за новыми знаниями в Грецию и Малую Азию. Там он посещал выступления Антиоха из Аскалона, а кроме того слушал речи Зенона и Федра – пожалуй самых известных эпикурейцев в республике. Также среди его учителей того периода можно назвать выдающегося Посидония из Апамеи и, разумеется, Аполлония Молона, который довёл ораторское искусство Цицерона до совершенства.
В 78 году до н.э. Сулла скончался, и молодой оратор смог вернуться в Рим. Женившись на некоей знатной Теренции и получив немалое приданное, Цицерон смог наконец с головой окунуться в столичную политику. В 75 году до н.э. он был избран квестором и отправился исполнять свои обязанности в Сицилию, однако там, несмотря на проявленные честность и усердие, не снискал ни славы, ни уважения. Получить всё это можно было только в Риме, поэтому Цицерон снова занялся судебными процессами и в 70 году до н.э. без особых проблем стал эдилом. Впрочем, в том же году произошло ещё более важное для него событие – он выступил обвинителем в деле Гая Лициния Верреса, бывшего пропретора Сицилии, который пользовался поддержкой многих известных нобилей. В этом деле Цицерон проявил как свои таланты, так и изрядное мужество, благодаря чему не только отпраздновал победу в сложном процессе, но и получил славу и уважение со стороны самых разных слоёв римского общества. Это помогло ему с лёгкостью избраться претором на 66 год до н.э., а ещё через три года также легко стать консулом. Таким образом мечта «нового человека» сбылась – он прошёл весь путь чести от квестуры до консулата и причём сделал это без особых затрат и чьего-либо явного покровительства. Теперь он мог насладиться как столь желанной славой, так и подобающим уровнем жизни на Палатинском холме. Однако Цицерон не был бы Цицероном если бы провёл свой консулат в мире и спокойствии: его амбиции требовали подвига, а его честолюбие жаждало поистине всенародного признания. Случай подвернулся очень быстро в лице некоего Луция Сергия Катилины. Этот патриций был не особо разборчив в своих связях и финансовых делах, поэтому приобрёл скверную репутацию, залез в долги и провалил несколько консульских выборов. Отчаявшись, он организовал заговор против республиканских властей, однако об этом было доложено Цицерону и тот взялся за дело со всей присущей ему энергией. Не имея веских оснований для предъявления обвинений, он произнёс в сенате четыре блестящих речи, которые спровоцировали Катилину на побег из Рима и провозглашение себя консулом. Не менее глупую ошибку допустил и сторонник Луция – Публий Корнелий Лентул, который передал галльским послам компрометирующие заговорщиков письма. Те отдали эти письма сенаторам, и Цицерон, вооружённый прямыми уликами, смог начать решительные действия – он арестовал заговорщиков и осудил их на смерть. В свою очередь Квинт Цецилий Метелл разгромил Катилину и его отряды при Пистории, но вся слава, разумеется, досталась Цицерону, который получил почётный титул Отца отечества. Без сомнения, это был максимальный триумф всей его жизни, но по иронии судьбы этот триумф впоследствии обернулся многими неприятностями.
Уже в 60 году до н.э. Рим оказался во власти первого триумвирата, в котором Цицерону не нашлось места. Во-первых, Цезарь, Красс и Помпей были достаточно сильны, чтобы втроём противопоставить себя республиканским властям. Первый рассчитывал на поддержку плебса, второй на несметные богатства, третий на лояльность своих ветеранов. Во-вторых, у каждого из них были собственные претензии к сенатской аристократии. В-третьих, Цицерон в сущности и был олицетворением сената, то есть формалистом и моралистом одновременно. Поэтому триумвиры не были особо заинтересованы в услугах известного оратора и попросту умыли руки, когда молодой популяр Клодий провёл закон, обрекающий на изгнание тех, кто казнил без суда римских граждан. Все понимали, что этот закон направлен против Цицерона, понимал это и он сам. Недавний Отец отечества теперь был вынужден молить о заступничестве как сильных мира сего, так и простых прохожих на Форуме, но никто не спешил ему помогать. Сказались и частое бахвальство Цицерона, и его периодические малодушие и непоследовательность. Он и сам не заметил, что за последние годы римляне успели от него устать и полюбить совсем иных политиков. В 58 году до н.э. эры Марку Туллию пришлось удалиться в изгнание, однако спустя всего год ему разрешили вернуться обратно. Своим возвращением Цицерон был обязан триумвирам и в первую очередь Помпею, что накладывало определённые моральные обязательства. Теперь он должен был если не славить своих благодетелей, то как минимум не очернять их в своих выступлениях. Роль марионетки противоречила его статусу и амбициям, поэтому Цицерон разочаровался в политике и вновь занялся адвокатской и литературной деятельностью. Впрочем, в стремительно меняющемся Риме довольно быстро стали возникать предпосылки для его возвращения. В 53 году до н.э. на Парфянской войне погиб один из триумвиров и главных врагов Цицерона Марк Красс, что сделало новую гражданскую войну делом времени, а в 51 году до н.э. Марк Туллий был назначен наместником Киликии, где проявил себя весьма успешно и даже получил военный титул императора за разгром местных разбойничьих племён. В предвкушении триумфа он вернулся в Рим, но лишь для того, чтобы узнать о противостоянии Помпея и Цезаря. Цицерон понимал, что в этой войне не будет победителей и пытался какое-то время примирить противников, однако затем встал на сторону Помпея и примкнул к его войскам. После поражения республиканцев он примирился с Цезарем, но вновь оставил политику и переключился на литературную деятельность. Стоит признать, что это удавалось ему лучше всего, да и сама судьба благоволила его творческому процессу. Не секрет, что лучшим другом Цицерона был влиятельный всадник Тит Помпоний Аттик, который посвятил свою жизнь коллекционированию и издательству книг.
Последнее возвращение Цицерона на политический Олимп состоялось после убийства Цезаря Брутом и Кассием в 44 году до н.э. Будучи окрылённым смертью тирана, Марк Туллий уверовал в скорое восстановление республики и вернулся в Рим для того, чтобы возглавить сенатских оптиматов. Однако он неверно оценил как текущую ситуацию так и в целом исторический момент – сенат уже мало на что влиял, а республика давно созрела для единоличного правления, поэтому Бруту и Кассию пришлось бежать из города, да и на месте убитого Цезаря появились сразу три – Октавиан, Лепид и Марк Антоний. Считая молодого Октавиана наименьшим злом, Цицерон оказал ему политическую поддержку, но вновь просчитался – получив абсолютную власть и собственные легионы наследник Цезаря перестал нуждаться как в услугах Цицерона, так и всего сената. Организовав триумвират с Лепидом и Антонием, Октавиан дал добро на новые проскрипционные списки, в которых оказался и выдающийся оратор – тот самый триумф над Катилиной стал формальным поводом для его преследования. Жизнь Цицерона теперь ничего не стоила, и он был убит по приказу Антония неподалёку от собственной виллы в Формии на 64-м году жизни. Его отрубленные голова и руки были повешены на Форуме знаменуя собой начало нового порядка. Времена республики окончательно уходили в прошлое.
Когда мы говорим о великих римлянах, то, как правило подразумеваем их политические или военные успехи. У Цицерона безусловно были и те, и другие, однако по-настоящему он раскрылся в римской литературе, ещё при жизни сделавшись её олицетворением. Его речи на долгие века стали образцом ораторского искусства, его трактаты отличаются глубиной мысли и богатством эрудиции, его письма сделались красноречивой хронологией заката республики. При всём этом Цицерона трудно назвать полноценным философом, поскольку он как правило не выдвигал собственных концепций, а транслировал известные на то время греческие – преимущественно стоические или эпикурейские. Впрочем, никакие из них Марк Туллий не принимал полностью, поэтому все его труды далеки от апологетики и полны умеренного скептицизма. В целом же можно утверждать, что философия была для Цицерона не смыслом жизни, а плацдармом для оттачивания своих литературных и ораторских способностей, ареной для саморазвития и, следовательно, самовозвышения. Марк Туллий считал, что всяческий талант нужно развивать, да и вообще любой оратор или политик должен быть всесторонне развитым человеком, не чуждым истории, философии и поэзии. Однако при таких вполне греческих взглядах на образование, Цицерон оставался римлянином. Он не любил литературных экспериментов и риторических излишеств, отдавая предпочтение старому стилю поэзии и исторического повествования. Не любил он и излишней религиозности, граничащей с суеверием. Неизвестно, был ли Цицерон атеистом, но его трактаты на эту тему полны обоснованных сомнений. Скорее всего он просто боялся всенародно признаваться в своём неверии, поскольку это могло закончиться как минимум политической смертью.
С его общественной деятельностью, равно как и с гражданской позицией всё не так однозначно, поскольку Цицерон не был реформатором наподобие братьев Гракхов или Цезаря. Его вполне устраивала существовавшая при его жизни Римская республика, несмотря на все её противоречивые стороны и медленное отмирание многих общественно-политических институтов. Он обличал разбойников и казнокрадов, выступал в защиту рабов и низших классов, при этом он никогда открыто не посягал на интересы откупщиков или сенатской верхушки, равно как и не отстаивал слишком рьяно интересы плебса. Не потому что он был лишён сострадания к нищим и обездоленным людям, но потому что в первую очередь дорожил своим именем и своей карьерой. Разумеется, Цицерон постоянно твердил об упадке нравов и утрате ценностей доблестных предков, но такие выступление были в тренде того времени и воспринимать их всерьёз достаточно сложно, учитывая, что сам оратор никогда не чурался роскошной жизни. Его главной мечтой (как, впрочем, и любого провинциала) было признание нобилитетом, то есть сенатской аристократией. При том, что он знал её цену и никогда ей особо не очаровывался, называя отцов отечества волчатами Ромула. И хотя эта самая аристократия в силу обстоятельств всё же приняла его в свои ряды, он так и не стал для неё полностью своим, оставаясь в известной степени выскочкой из провинциальных глубин. Это был брак по расчёту, но как и любой подобный брак он обречён был стать несчастливым. Не чурался Цицерон и близкой дружбой с публиканами, которые наживали свои огромные состояния на обирании провинций. В судах он мог кого-то из горячо обвинять в беспутстве и алчности, но когда дело дошло до голосования по закону Цезаря и Красса, дающего откупщикам ещё больше привилегий, Цицерон вовсе не был против. При всём этом он был добр со своими рабами и клиентами, искренне любил искусство и так горячо оплакивал свою умершую дочь Туллию, что всерьёз хотел её обожествить. То есть он обладал многими противоречивыми качествами: не будучи лишённым многих талантов, добродетелей и остроумия, он зачастую ошибался в людях, был нерешителен и не всегда ориентировался в происходящих событиях. Также нельзя не отметить и присущие ему бахвальство и нарциссизм, которые зачастую попросту высмеивались даже его близкими, да и в целом анализируя жизнь Цицерона, можно прийти к выводу, что политика была для него той же ареной самовозвышения, что и философия. Ему нравилось играть роль великого государственного деятеля, к которому все приходят за советом или за помощью, другое дело, что он зачастую не знал, как её играть. Тем не менее стоит признать, что на закате жизни он последовательно отстаивал идеалы той Республики, в которую поверил и погиб практически одновременно с ней. Он не хотел умирать, он плакал, навсегда расставаясь со своим братом, но, когда перед ним оказался его палач, он сам подставил ему свою шею. Римские ценности, которые он всю жизнь пропагандировал не были для него пустым звуком, и в последний момент жизни он нашёл в себе мужество, чтобы это доказать.
А что в итоге? Будучи не самым смелым, не самым богатым и не самым рассчётливым провинциалом, Цицерон, благодаря своему трудолюбию и честолюбию, смог добиться не только прижизненного, но и посмертного признания. Он попытался создать новый образ римлянина, вооружённого не мечом, но знаниями и законом. И пусть даже ему самому не всегда удавалось соответствовать этому образу, Марк Туллий Цицерон всё равно занимает заслуженное место в ряду величайших мыслителей и деятелей Античности.

Firemarketing.ru - создание и продвижение сайтов

Search