Полибий

Древнегреческий историк Полибий родился около 200г. до н.э. в Мегалополе (Аркадия). Его отцом был Ликорт – четырежды стратег Ахейского союза, который последовательно проводил политику невмешательства в перманентный конфликт Македонии и Рима. Таким образом Полибий с юных лет приобретал политический и военный опыт, тесно общаясь с наиболее влиятельными представителями Ахейской федерации.

В 182 году до н.э. ему была оказана честь нести погребальную урну Филопемена, названного римлянами «последним эллином», а в 169 году до н.э. Полибий был избран гиппархом – вторым по значимости человеком в Ахейском союзе. На этой должности он помогал римлянам в Третьей Македонской войне, однако после победы Рима был интернирован в Италию в числе тысячи других ахейских аристократов. Там он получил покровительство Эмилия Павла и стал наставником его сыновей, среди которых был будущий разрушитель Карфагена Сципион Эмилиан. В целом же Полибий до конца своей долгой жизни был близок к влиятельным римским семьям и входил в так называемый «кружок Сципиона», являясь не только наставником великого полководца, но и его близким другом. Это подтверждает и то, что Полибий даже получив освобождение не вернулся в Грецию, но остался рядом со Сципионом в качестве ближайшего советника. При этом он употребил всё своё влияние, чтобы на родину вернулись остальные интернированные ахейцы, а кроме того Полибий упорно отказывался принимать в дар от римлян греческие трофеи, что безусловно подкупало даже его оппонентов. Однако ещё более ценился римлянами его пытливый ум. Известно, что сын Ликорта участвовал во многих исследовательских экспедициях и даже состоял в сенатской комиссии по политической реорганизации Греции. Если верить сообщению Псевдо-Лукиана, Полибий скончался в возрасте 82-х лет после падения с лошади.
Являясь приближённым человеком к самым влиятельным деятелям Римской республики, Полибий мог жить вполне себе праздно и беззаботно, но это противоречило его учёной натуре. Находя счастье в постоянном размышлении, он объехал полмира и написал множество самых разных трудов, будь то биографические очерки или целые исторические концепции. В частности, нам известно, что Полибий был автором биографии Филопемена, а также обширных сочинений о греко-римской тактике ведения боевых действий. Писал историк и о Нумантийской войне, которую он мог наблюдать воочию, но к сожалению, все эти сочинения на сегодняшний день считаются утерянными. Также нельзя не вспомнить легендарный квадрат Полибия, одну из древнейших систем кодирования и шифрования, предложенную греческим мыслителем. Впрочем, настоящее величие Полибию принёс главный труд его жизни, который частично уцелел и до наших дней.
Будучи очевидцем уничтожения двух великих городов – Карфагена и Коринфа – греческий учёный задался следующим вопросом – как римлянам удалось за полвека завоевать почти весь известный мир? Чтобы ответить на этот вопрос он написал обширный труд, включающий 40 книг, и назвал этот труд «Всеобщая история». Основные события этого произведения происходят в Средиземноморье в период с 264 по 146 г. до н.э., то есть историк опирается прежде всего на свою собственную память и память очевидцев. Таким образом он пытается работать прежде всего с первоисточниками, а не с домыслами и мифами. Опять же именно этот исторический период и по сей день является ключевым для всего западного мира, так как он стал определяющим на многие столетия вперёд. Союзническая война в Греции, две Пунических войны Рима и войны Антиоха Великого, служат теми ключевыми точками, через которые историк пытается передать образ своей эпохи и её ключевые характеристики. Даже само название книги было выбрано неслучайно, поскольку отображало важнейшую мысль всей работы – с выходом Рима на международную арену история перестала быть локальной или частной, теперь она стала поистине мировой и, следовательно, всеобщей. Эта мысль Полибия перетекает в следующую, не менее глобальную и новаторскую – история детерминирована, так как все её события взаимосвязаны и порождают друг друга. Причина события, само событие и его следствие во «Всеобщей истории» образуют ту последовательность, благодаря которой можно пытаться анализировать как отдельные явления, так и исторические закономерности.
При этом с точки зрения Полибия не всё поддаётся анализу, объяснению или предсказанию, поэтому он вынужден вводить в своё сочинение роль случая или Фортуны, противопоставляя мировую судьбу и судьбу частную. Человек в целом способен на выбор исходя из собственных возможностей и предпочтений, в то же время на уровне государств и тем более империй всё отчётливее проглядывается фатализм. То есть сама Судьба толкает римлян к мировому господству, поощряя их добродетели: такие как почитание богов, родителей и законов. Данный подход вообще был распространён среди античных греков и в частности Плутарх писал: «Рим-ское государ¬ство нико¬гда не достиг¬ло бы нынеш¬ней сво¬ей мощи, не будь исто¬ки его боже¬ст¬вен-ны¬ми».
Тем не менее Полибий, не отвлекаясь излишне на религиозные рассуждения, одним из первых практикует прагматический подход к истории: она должна быть не только максимально достоверной, то есть основанной на объективных источниках, но и максимально полезной, то есть иметь прикладной характер. В связи с этим учёный сформулировал собственную политологическую концепцию, в которой все государственные формы правления неустойчивы и цикличны. Согласно этой концепции, прежде всего рождается монархия, которая постепенно деградирует в тиранию. Затем эту тиранию смещает аристократия, которая также со временем вырождается в олигархию, после чего эту олигархию заменяет демократия. Но и демократия неустойчива, она преобразуется в охлократию – власть черни, что снова приводит к избранию монарха. Рассуждая о римской форме правления, Полибий приходит к выводу, что она близка к идеальной, поскольку имеет одновременно и монархические черты (власть консулов), и аристократические (власть сената) и демократические (власть народного собрания). Таким образом греческий историк отвечает на свой собственный вопрос, из-за которого он и взялся за написание «Всеобщей истории» – Рим так стремительно возвысился над другими народами именно благодаря своей максимально стабильной и эффективной государственной машине. Стоит признать, что рассуждения Полибия не только опередили своё время, но и в каком-то смысле стали пророческими. Спустя менее чем через полтора столетия центробежные силы истории заставили Вечный Город пройти весь цикл смены парадигм от тирании до тирании, и Римская республика окончательно превратилась в Империю. У этого перевоплощения были свои плюсы и минусы, но рассуждали об этом уже совсем другие историки. Однако выдающийся труд Полибия не канул в Лету – несмотря на свой тяжёлый и канцелярский слог он многие столетия служил основополагающим материалом для самых разных учёных и писателей античного мира. К «Всеобщей истории» обращались Плутарх и Страбон, Диодор и Патеркул, Лукиан и Цицерон, ну и, разумеется, Тит Ливий. Более того, труды Полибия обрели второе дыхание в Новое время и изучались такими мыслителями как Макиавелли, де Монтескье и Джон Адамс.
Несмотря на то, что сочинение Полибия не дошло до нас в полном объёме, оно и сегодня вызывает интерес в научном сообществе и является ценным источником по истории античности.

© 2015 Your Company. All Rights Reserved. Designed By JoomShaper

Search