Море, бессонное море и белый песок,
ручка, открытка и мятый тетрадный листок.
Чайка уносится в небо и делает круг,
чтобы вернуться в тепло ненавязчивых рук.

Однажды горизонт столкнётся с небом –
и рухнут звёзды, и фонарь в окне
осветит то, что было ширпотребом
и что казалось вечным при луне.

...Когда-нибудь последняя строка,
как будто подводя итоги жизни,
расплачется чернилами капризно
и на творца посмотрит свысока.

© Arthur Lazarev All rights reserved

Search