Можно было исправить ещё вчера
всё, что прежде казалось неисправимым:
диалоги с бессонницей до утра,
неоконченный стих с сигаретным дымом,

За полвека я вымолвил только «здравствуй»,
остальное осталось стучать в висках.
Ты смелее меня. Разделяй и властвуй,
если не в целом мире, так хоть в часах.

В полумраке затаились хризантемы,
неподвижно вырастают из воды.
У цветов осталось только три проблемы –
ограниченность сосуда, боль и ты.

© Arthur Lazarev All rights reserved

Search