Ты всё летишь космической ракетой,
ты всё стучишь сердечным молотком.
Ты победишь, ты понимаешь это.
И я пойму – когда-нибудь потом.

Уже всё сказано, и я теперь пишу,
протоколирую тебя в стихах и прозе.
Я доверяю теперь лишь карандашу
и ежедневнику. И высушенной розе.

Привет, мой юг, забытые моменты.
Но помню мост и встречи под мостом.
Нелепое волненье, сантименты,
душевный диалог с твоим отцом.

Ты когда-то сказала: «Умри!» – и на тысячи лет
я в угоду тебе окопался в бездонной могиле.
Там я смог позабыть этот богом заброшенный свет,
и меня, разумеется, все, кому надо, забыли.

Я помню снег и очень тусклый свет,
несовременный дом через дорогу
и тех жильцов, которых больше нет,
и тех живых, которых не так много.

© Arthur Lazarev All rights reserved

Search